Играя с технологиями: финалисты LOEWE Craft Prize

В феврале объявили 29 финалистов премии для ремесленников LOEWE Craft Prize. Эта премия была учреждена в 1988 году владельцем компании LOEWE, Энрике Лоу Линчем. История фирмы начиналась в 1846 с небольшой кожевенной мастерской, затем основной продукцией стала мужская и женская одежда, а с 1977 LOEWE производила парфюмерию. 

26 июня – 22 июля в Токио прошла выставка премии LOEWE Craft Prize, где были представлены работы выдающихся мастеров, балансирующих на границе между ремеслом, дизайном и современным искусством. В подборке представлены финалисты премии.

В этом году сильны восточные образы, что не случайно, ведь большинство авторов из происходят из стран Азии и обладают знаниями традиционных редких ремесел. Помимо этого, мастера активно используют прием иллюзии, когда материал и форма специально вводят зрителя в заблуждения относительно своих свойств. Так, керамика кажется металлом или податливой тканью, дерево или металл легкими и невесомыми.

  • «Лунная ваза» Акико Хирари (Великобритания) сделана из керамогранита, фарфора, ясеня и белой глазури. В облике вазы заметно влияние восточной керамики, в частности японской грубой керамики типа бидзен и они хаги. Оба этих типа были вдохновлены взаимосвязанными понятиями в японском философском отношении к вещам: саби («духоный образ вещи» вне мира человека), ваби (проявление саби в предмете), югэн (скрытая красота), моно-но-аварэ (чувство грусти и просветления во время любования вещью) и сатори (просветление).
«Лунная ваза» Акико Хирари
  • Скульптура «Проект по распространению, или Хризантема Найджела» из кованой стали Юнко Мори (Великобритания) собрана из мелких деталей, напоминающих лепестки цветка или чешую живого существа. Однако, объект кажется пульсирующим и космическим. В нем будто собраны воедино все стадии развития существа: от семени или куколки-кокона до взрослой формы.
«Проект по распространению, или Хризантема Найджела» Юнко Мори
  • Невесомое «Погребальное платье» Минхи Ким (Южная Корея) соткано из единой нити. Этот призрачно-хрупкий предмет – женская одежда для похорон символизирует, как можно догадаться, хрупкость жизни.
«Погребальное платье» Минхи Ким
  • Сделанная из выдувного стекла ваза «Пережитки» Сати Фудзикаке (Япония) играет с восприятием материала: стекло кажется невесомым, мягким и податливым, но лишь на первый взгляд.
Ваза «Пережитки» Сати Фудзикаке
  • Используя язык минимализма, Рюдт Петерс (Нидерланды) продолжает экспериментальные традиции нидерландского ювелирного искусства 60-80-х в серии работ «Всасывающий», сделанных из серебра и янтаря. Это странные вещи, что-то между ювелирными украшениями и скульптурами, которые проще представить в музее или галерее, нежели в контексте человеческого тела. Однако, своей формой эти вещи напоминают о теле, точнее они подобны наполненной ванне, готовой для омовения тела.
Броши-ванные «Всасывающий» Рюдт Петерс
  • Керамический предмет «Коробка Дождя» Томанари Хашимото выполнена в традициях японской группы кермистов «Содейша». Мастера этой группы использовали грубую керамику и традиции стилей бидзэн и раку, создавали уникальные вещи, в том числе на гончарном круге идеально подогнанные друг к другу части ваз, тулово и крышки. Для группы «Содейша» так же было характерно использование в художественных целях дефекты глины, например, трещины, вкрапления песка. В своей работе Хашимото продемонстрировал и идеальное знание глазурей: мастер так подобрал их соотношение, что ему удалось добится эффекта металлической поверхности.
«Коробка Дождя» Томанари Хашимото
  • В столе из черненого клена «Раскрытая форма», Джон Эрик Байерс (США) соединил методы традиций американских производителей мебели с современными тенденциями минимализма. Мастер создал монолитную пористую форму, придав дереву иллюзорную легкость.
стол «Раскрытая форма» Джон Эрик Байерс
  • «Чаша Мандала». Итальянец Джованни Корвая сделал эфемерную чашу из 18-каратного золота. Он разработала необычный процесс, с помощью которого смог вытянуть золото в тонкие волоски, а затем «сплел» из них подобие чаши. Мастер создал очень трепетную вещь – она напоминает мельчайшие веточки мха или плесени, оплетающие Пустоту, но пустоту, которую можно «наполнить».
«Чаша Мандала» Джованни Корвая